Category: лытдыбр

annabrazhkina

Третьяковские чтения. Отличное интервью с Денисом-2002!

Денис ТРЕТЬЯКОВ: "Я не музыкант"

- …В своё время я делал журнал, он назывался "Южные дали" – в Новочеркасске мы делали его с Алексеем Даниловым. Ещё до всех моих дурдомов, - мне было лет пятнадцать. В кушнировское "Подполье" мы не попали, я не знаю, по какой причине, - Данилов отсылал. Самое первое интервью свое Олег Гапонов дал. Тогда у него ЗАЗЕРКАЛЬЕ началось, еще "Дети империи Солнца", манифест зазеркальевский и все остальное в том же духе. Параллельно я играл в разных группах на разных инструментах. По переезду в Ростов я через Умку познакомился с МихМалом, он же Миша Ангел, он же Малышев. Он делал уже "Кору Дуба", но делал ее уже под впечатлением "Золотого подполья".

- То есть, ты влился в уже готовый проект?

- Да, это был небольшой журнальчик, собственно говоря, он задуман был как журнал порнографический, а не музыкальный.

- Под впечатлением Золотого подполья на что-то другое решиться довольно сложно…

- У Миши таков пожизненный кожаный крест, ему он ближе Антонена Арто и книг по самурайскому гомосексуализму. Как кинохудожник, он делает фильмы такого плана, у него есть несколько очень жарких лент: "Лаз", "Жизнь и творчество Андрея Буратино"- я к нему сценарий писал, а все натурные съемки - Ангела.

Журнал был одним из его очередных рукописных увлечений, там были какие-то интервью с группой Н.О.М., девки эти мишкины со свечками в попах, ещё что-то, я сейчас уже не помню. Но это совершенно никуда не распространялось.

Collapse )
annabrazhkina

Татьяна Восковская: «Толстой, Чехов, Улицкая, Сорокин, Шишкин – это лишь часть русской литературы»

Татьяна Восковская уехала из Таганрога в 1995.

***

Координатор «Русской премии» объяснила КИРИЛЛУ ГЛИКМАНУ, как русской литературе перестать быть провинциальной и сколь многим мы обязаны девяностым.



— Многие премии заняты благотворительностью, а не институциональным оформлением пространства, об этом говорят эксперты. «Большая книга», «Русский Букер», «Нацбест» — справляются ли они со своей задачей? Их лауреаты — это действительно те авторы, которых нельзя не прочитать?

— Я понимаю, что вы намекаете на последнее присуждение «Русского Букера». Но оспаривать решение жюри бессмысленно. Если у писателя есть потенциал и он получил премию, это идет в плюс автору. А если премию получает случайный человек, это минус премии.

Collapse )
annabrazhkina

Таганский суд. 26.11.2004. Допрос свидетеля обвинения Сигутина Александра Васильевича


Работа Саши Сигутина, признанная судом "орудием преступления". Называется "Художнику на заметку"

Ниже - материал одного из заседаний суда над организаторами выставки "Осторожно, религия!", открывшейся в Сахаровском центре в Москве в декабре 2003. Т.е. дело происходило за два с половиной года до нападения на него в Ростове-на-Дону.

Через день после открытия, выставка "Осторожно, религия!, по благославению главы "Комитета за нравственное возрождение Отечества" протоиерея Александра Шаргунова, была разгромлена семью алтарниками храма св. Николы на Пыжах, настоятелем которого является Шаргунов. В верхушку его "Комитета по нравственному возрождению" входит пара десятков светских деятелей культуры, начиная с кинодеятеля Никиты Михалкова.

Руководил группой погромщиков Владимир Сергеев, детский тренер по православным боевым искусствам.

Большинство работ выставки были уничтожены. Среди них и одна из работ Саши Сигутина.

Сахаровский центр подал в прокуратуру иск на погромщиков. Вскоре суд полностью их оправдал, а по встречному иску от шаргуновев было заведено уголовное дело на организаторов выставки.

В 2006 двое организаторов, директор Сахаровского центра Юрий Самодуров и сотрудница Людмила Василовская, были признаны Таганским судом Москвы виновными в разжигании межконфессиональной вражды и ненависти (ст. 282) и приговорены к крупным штрафам.

Художники-участники выставки проходили по делу свидетеями.

Суд задавал им примерно те же вопросы, которые время от времени возникают при обсуждении современного искусства в нашем сообществе. Так что это материал из серии "Наиболее часто задаваемые вопросы".

Collapse )

Книга отзывов с выставки "Искусство или смерть. 20 лет спустя". Фоторепортаж после удаления работ.




Collapse )
annabrazhkina

Танаис. Модельеры-экстрасенсы. Ирина Пруткова

Это интервью с Ириной Прутковой интересно нам в двух рамках - "неофициальной жизни" в музее-заповеднике "Танаис" и самодеятельного художественного творчества ростовчан.
Как разговаривать о мистическом восприятии истории, культуры и жизни вообще, я не знаю, а злободневность этой темы для Ростова очевидна. Мистикой в той или иной степени пропитаны не только рассказы разнообразных "танаисских дам", но и творчество, например, продвинутого "Урблюда Драмадера"... Как вы это можете объяснить?

«Я видела древний Танаис»
Елена Фокина. Великая Эпоха, 25-04-2007

Ростов – «ворота Кавказа». Помимо железнодорожного, авто и речного вокзалов, здесь есть и аэропорт. Тысячи людей приезжают в наш город, и каждый видит его по-своему. Однако, среди достопримечательностей Ростова-на-Дону, самое ценное – это  его жители, люди нашего города.
Знакомство с Ириной Юрьевной Прутковой завязалось с банального вопроса, но оказалось, что эта обаятельная женщина обладает неординарными способностями и, как  говорит об этом ее дочь  Саша, «даром свыше».
У Ирины два образования,  медицинское и высшее музыкальное. Она заслуженный деятель Всероссийского музыкального общества, преподавала в ростовском филиале Санкт-петербургской академии культуры, до недавнего времени работала заведующей отделом фортепиано музыкальной школы № 7 г. Ростова-на-Дону. Но, самое главное, это ее экстрасенсорные способности.
- Ауру у людей, я видела давно, - рассказывает Ирина, - но такие видения, как в Танаисе – это единственный  случай в моей жизни.


Ритуальный костюм из царского могильника с "золотой" тиарой (имитация). Фото: Елена Фокина/Великая Эпоха

Collapse )
annabrazhkina

Секрет успеха - не в заднице Куценко

Ольга Майдельман, "Кто главный", февраль 2007. Фото Дмитрия Норова.



Человек, который хотел подарить кинозрителям полтора часа лета, подарил "Главному" два часа зимы: режиссер "Дикарей" Виктор Шамиров водил нас по городу и показывал свой Ростов

Виктор Шамиров
Ростовчанин, живет в Москве. Выпускник режиссерского факультета РАТИ (ГИТИС), мастерской Марка Захарова. На сценах столичных театров поставил «Маскарад», «Сцены из Ростана», «Госпиталь „Мулен Руж“», Ladies’ night, «Трактирщица», «Бог», не на шутку разозлив критиков последними двумя. В декабре на экраны вышел первый фильм «зарвавшегося таланта» и «театрального безбожника» Шамирова — «Дикари» с Гошей Куценко, Маратом Башаровым, Владиславом Галкиным и лагерем «Лиманчик» в главных ролях.


Довольно пустынный Пушкинский бульвар на перекрестке с Халтуринским.
На углу — трое.

Шамиров: — А текст на сверку присылаешь?
«Главный»: — Если нужно.
Ш: — Давай. Иногда люди очень странно редактируют мои слова. У меня даже проблемы с руководством театра были. Скверная ситуация.
«Г»: — А мне твои интервью не попадались.
Ш: — А вот потому что, зачем они нужны.
«Г»: — В общем, не волнуйся, у нас документальная манера изложения.
Ш: — Все, я очень рад этому. Смотри, у меня предложение такое: давай погуляем по Пушкинской, я её очень люблю, это моя родная улица. Я жил на углу Пушкинской и Соколова всю жизнь. И моя родная улица начинается за Буденновским и идет до Кировского.

Внешне спокойный фотограф неожиданно вытягивает вперед руку с камерой, щелкая ею прямо в лицо говорящему. Говорящий пугается.
«Г»: — Не пугайся, он будет все время так делать.

Collapse )
annabrazhkina

Григорьян о своей ссоре с Юнной Мориц

Около 50 писем Юнны Мориц Леониду Григорьяну хранятся в Ростовском областном архиве. Леонид Григорьевич сдал туда их сам, по его словам, "без особого сожаления". В последние годы (почти двадцать лет) Мориц и ЛГ находились в ссоре. Ссора возникла на почве слов. Как это и бывает с поэтами.
ЛГ под конец жизни пытался проставить точки над i, и сам комментировал многие из тех болезненных вещей, которые так или иначе попытаются понять потомки. Одна из таких тайн - его ссора с Юнной. Он предпочел оставить об этом собственное свидетельство.

Это расшифровка фрагмента интервью Дмитрия Коваленко с ЛГ. Из невошедшего в видео-фильм "Леонид Григорьян. Монологи".
.

***

Юнна Мориц. Которую я очень любил, очень высоко ее ставил, таскал с собой ее книжки и так далее.
Я ей послал, по-моему первую свою книжку «Перо»... Нет, наверно, какую-нибудь третью. Наверно, «Дневник» этот изъятый. И получил от нее прелестное письмо. Как я потом понял — лживое (она — лживый человек). Но — прелестное. Она любит писать письма, хотя это отрицает.

Collapse )
annabrazhkina

2000. Интервью с Олегом Гапоновым в программный для него момент

На смену музыке приходит манипуляция звуком и словом


Олег Гапонов (справа) сменил традиционные гитары и барабаны на сложную электронику. Слева - Петр Каплин

Недавно в клубе «Дункан» состоялся концерт электронной музыки при участии довольно известного ростовского электронного проекта Figura и более молодого — «Солнечная соль». Само мероприятие было, безусловно, интересным, но у N появилась идея — уйти от традиционных концертных живописаний и попытаться пообщаться с лидером проекта Figura Олегом Гапоновым. Тем более что Гапонов, несмотря на сегодняшнюю приверженность столь новомодному стилю, был одним из пионеров ростовской альтернативной рок-сцены. Начинал он с первого состава всероссийски известного «Пекин Роу Роу», потом были собственные проекты — «Зазеркалье», CHE DANСE, «Атомный самолет будущего» — известные в столице, но выступавшие и в Ростове. В этой музыке не было крайностей, характерных для андеграунда того времени — ни бесшабашного мата, ни абстрактного словоплетения. При этом получалось на редкость искренне и сердито. Сегодня некоторые музыкальные критики называют «Зазеркалье» одним из первых представителей русского пост-индастриала. Исходя из этого, корреспондент N решил обсудить с Олегом Гапоновым те процессы, которые происходили в местном андеграунде (если, конечно, допускать существование такого образования) со времен, которые уже стали историей.

N: — Начнем с «Зазеркалья»: что прежде всего вспоминается о том времени?

— Беспробудное пьянство. Конечно, тогда все эти движения были гораздо более харизматичными. Заметь, сейчас то, что MTV выдает за андеграунд — это все та же поп-музыка. Текст перестал быть значимым. То есть толпа идет просто на музыку. Тогда толпа была более искренняя. Потом все стало меняться: сейчас музыки как таковой нет, есть манипуляция звуком и словом. Вторая половина 90-х — это целиком работа по подобной манипуляции. Вся эта американщина пришла к нам. Поэтому и в «Зазеркалье» начался этот перелом, начались электронные эксперименты. Собственно, мы стояли у истоков — я, Пименов и Посиделов одновременно начинали году в 93-м.

Collapse )

Сергей Чупринин: Ещё немножко - и те, кто сейчас пишет, начнут читать!

В 2005 году газета «Седьмая столица» планировала проведение фестиваля «Наши в Городе-на-Дону» , целью которого было собрать бывших ростовчан, добившихся успехов в искусстве, науке, политике и на других поприщах. В рамках этого проекта радио «Эхо Ростова» начало серию интервью с людьми, которые оставили свой след в ростовской истории. Одно из таких интервью Артем Амелин взял у Сергея Чупринина. Фестиваль был отложен в связи с трагическими событиями в Беслане, а потом газета закрылась и проект был похоронен. Однако то, что рассказал С.Чупринин, и сегодня представляет интерес. Почему он уехал из Ростова? Что думает о «самой читающей нации»? Каким видится ему город спустя десятилетия? Об этом и многом другом – в интервью А.Амелина с С.Чуприниным.

Collapse )