Анна Бражкина (anna_brazhkina) wrote in rostov_80_90,
Анна Бражкина
anna_brazhkina
rostov_80_90

Category:

Мирослав Немиров. Стихи и метод

Немиров вывесил у себя подборку собственных стихов - "Стихотворения на В". Насколько я понимаю, он подготовил ее для своего близящегося выступления у Гельмана в Перми.
Замечательны в этой подборке, как всегда, не только сами стихи, но и комментарии к ним, в которых автор раскрывает те цели и задачи, которые он ставил при написании каждого конкретного стихотворения; иногда он описывает и обстоятельства, которые этому написанию сопутствовали.
Такие книжки хорошо и удобно использовать для семинарских занятий по поэтике в вузах.
Особое внимание Мирослав Маратович уделяет своим "фирменным" приемам - работе с поэтическими ритмами и рифмами. Крайне рекомендую молодым поэтам - для повышения уровня творческой сознательности; сложившимся поэтам - для обмена опытом.

Вот несколько стихотворений подборки, относящиеся к интересующему нас периоду.

***

Весна, машина любви.
Дурацкая, сверкающая, срочная, точно пожарная.
И вот, она, весна, лавиною валит, -
И хрен пожалуешься.

Весна, которая, – цвета фольги.
Которая цвета, если желаете, - ртути.
Весна, короче. Ура! Гип-гип!
Апрель. Утро!

И как тут начнёт всем тобой колотить,
Как будто ты есть пулемёт;
И как тут начнёт ох как бить-долбить,
И сиять, и пылать, и вот;

И как тут начнутся такие дела –
Сплошная зеркальная грязь,
Сплошная, ох как ни верти, а мгла,
Сплошное еблысь-хуясь;

Итд.

Примерно 17 марта 1981

Комментарий:

1. Подробный комменатарий где-то у меня есть, вопрос – где?
2. Что за ритм? В первых двух строфах – ямб (со спондейчиками / синкопами, в двух вторых – амфибрахий.
Переход ямба в амфибрахий, по-моему, звучит здесь естественно, и производит эффект как будто выхода стиха из сдавленных теснин на вольный простор. Почему?
Не потому ли, что афмибрахий вообще можно в принципе рассматривать как что-то вроде расширенного ямба – на один слог после каждого икта? А ямб, наоборот, как стиснутый амфибрахий? Подумать.




***

Вертолёт летит Ми 8,
В нем воняет керосин.
Нас ребят удАлых восемь,
Мы Ямбург покорять летим.

Вот садится вертолёт.
Выбегают все на лёд.
Вьюга воет и свистит,
В морду прямо снег летит!

Но героям нам труда,
Это просто ерунда,
Воздвигаем города
Мы по всей по тундре, да!

Всё объёмы исполняем
Субподрядных мы работ;
Процентовки закрываем
Все в намеченный мы срок.

Пусть товарищ Черномырдин,
Замминистра дорогой
Беспощадно дальше двинет
Прям на сам аж Уренгой

Мин блять газ блять пром наш строй!

Осень 1986, Ямбург

Комментарии:

Соц-арт.
Но я, когда это сочинял, я и слова-то не знал — "соцарт".
Просто это я от скуки, на этом самом Ямбурге пребывая, задался вопросом: а могу я взять да сочинить стихотворение по-настоящему советское?
И стал сочинять, напихав в него всё, что советская критика требовала — народность (частушечный четырёхстопный хорей — куда народней) + героику трудовых будней + «точные скупые детали» («в нём воняет керосин», «процентовочки») + народную же «лукавинку» + пафос созидания + похвала начальству + конкретика места и времени, и т.д. и т.п.
Советским стихотворение все равно не получилось.
Оно получилось ультрасоветским — а это то же самое, что антисоветское.

***

В синем небе звезды блещут,
Назревает ураган.
БуржуАзия трепещет:
Ленин! Чистит свой наган!

Тут и Троцкий начинает
Весь зубами скрежетать:
Он, собака, понимает,
Что придётся отвечать!

Но не спит Ильич, Владимир
Ленин дедушка родной.
Наблюдает всю картину,
Щурит мозг могучий свой,
Понимает: ой ёй ёй!

И тотчас дает команду
Ни секунды не терять,
И немедля канонаду
Из "Авроры" начинать.

И восставшие народы
Тут бросаются вперед,
И тотчас Заря Свободы
Над Петрополем встает!

ноябрь 1987, Ростов-на-Дону

Комментарии

К Семидесятилетию Великого Ноября
Петрополь — намек на Ленинград, сию Северную Пальмиру. Для красоты! Потому что в стихах, как известно, все должно быть особо красиво.

2. Надо написать, как нас с Огом заарестовали и потащили в КГБ, когда я, этот стих только что сочинив, встретил Авдея в троллейбусе ему тут же и рассказал. В Ростове-на-Дону, в начале ноября 1987.
А человек стоял, прислушивался, и, как я только рассказал, — тут же выхватил корочку, замахал ей, нас схватил и потащил — благо, мы как раз именно мимо него,КГБ, на Энгельса возле Буденновского — проезжали.
Правда, история эта настолько неправдоподобна, что — — —.
Впрочем, человек этот был пьян, и поняв, что в таком виде лучше не показываться начальству на глаза, нас отпустил.



***


В доме тихо, в доме дико,
Город спит, как керогаз.
Город спит, как пидарас.
Город спит, как вырвиглаз.

Спит он, как противогаз.
Спит, как будто тихий час.
Спит, зараза, аж ужАс,
Карабас и Барабас!

Город спит и спит и спит
Точно словно плексиглас.
Спит, как будто был приказ.
Спит в себе и спит для нас.

Спит, короче, он сейчас.

1994, зима, ночь.

Комментарии

Стихи, конечно, не свсем олепительный блеск, но зато они есть образец такой редкой стихотворной формы, как «монорим».
К. Вишневский: "(от франц. — monorime — соразмерность) — стихотворение или его часть на одну рифму. Характерен для восточной поэзии. В русской — чаще всего в юмористических, шутливых стихотворениях (А.Н. Апухтин “Когда будете, дети, студентами…”, отчасти — К. И. Чуковский, "Телефон")."
— Тураев-1988

2. Я в последнее время такое полюбил. Ради примитивизма-минимализма: дескать, нашел одну рифму — ну и чего мудрить, новые искать? И одной хватит!
И — для демонстрации возможностей поэзии: нашел кое-как одну рифму — и достаточно, и на ней одной можно целое стихотворение построить, подобно тому, как Паганини играл на одной струне.
Ну, и в целях имитации шизофрении — застревания сознания на одной идее, в данном случае — рифме. (Вербигерация это назывется, как я недавно узнал - см.)
Правда, не очень понятно, зачем такое застревающее шизофреническое сознание имитировать, но, во-первых, весь двадцатый век так принято — погружаться в во все более и более глубинные тёмные слои индивидиально-человеческой и обшественно-человеческой психики, а во-вторых — и действительно — хочется! Интересно!

3. В какой-то степени М. можно считать вариантом верлибра. Я писал о верлибре, что и рад был бы, да вот от рифмы никак не могу отречься — вот, тут как бы и с рифмой, да рифма-то та - - -

4. То же и насчет сравнений спящего города с тем, тем, тем и тем: вы хочете метафор? Их есть у меня!
Все они, конечно, очень глупые, бессмысленные и первые, попавшиеся под руку: тем самым автор демонстрирует ни что иное, как насмешку над этоим самым метафоризмом, безумное увлечение которым, терзавшее русскую поэзию аж до самого концептуализма, мне представляется именно — — —


Версия 2009 03

В доме тихо, в доме дико,
Город спит, как керогаз.
Город спит, хоть вырви глаз.
Город спит, как водолаз,

Коий спит на дни ночИ.
Спит и спит, во сне – молчит,
Спит, как будто был приказ
Спать так чтоб - ну аж атас.
Так вот он и спит сейчас.

Спит в себе и спит для нас.

Спит, короче. Педораз!

- 20 марта 2009

Комментарии

Добавил спондеебойности.
Кстати, могу теперь сформулировать, зачем это нужно - имитировать шизофрению, дебилизм, графоманию прочие тёмные и архаические пласты сознания, и могу обосновать. Но лень. Вкратце: для подлинности.
У дикаря или сумасшедшего или слабоумного душа болит (или поёт), - и он поёт (вопит) как умеет, не задумавыясь о правилах и вообще не зная о них – вот и мы так будем. Ибо похуй нам все эти правила, главное - исходный праймал скрим передать, а правила – мешают и убивают. Лучше их забыть.
Tags: 1980-е, 1990-е, Немиров Мирослав, Ростов-Москва, Тюмень-Ростов, метод, современное искусство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments