Анна Бражкина (anna_brazhkina) wrote in rostov_80_90,
Анна Бражкина
anna_brazhkina
rostov_80_90

Category:

Виталик. Последние стихи

Ночью 30 декабря Виталик Калашников прислал свои последние (августовские) стихи. Я, как дура, задорно ответила, что ждем его новой гениальной книги.  О том, что это может быть последняя связь, ни минуты не думала. 
 
СТИХИ САШЕ

***
Подарок тебе преподносит поэт,
Он станет понятен потом лишь,
Под старость, когда потеряется след
Всех августов полных любви и побед,
А этот до смерти запомнишь.



***
Чем не побудка для чуткого слуха –
Тихого вздоха далекое  эхо?
Имя твое из весеннего смеха,
Тело твое из девичьего страха,
Платье из тополиного пуха,
Ты подлетела, сделав два взмаха –
Светлая кроха, легкая птаха,
Жизни младенец, детства старуха,
Скорби могильщица, горю помеха,
Краха грядущего нежная плаха.
Как не влюбиться, с разбега, с размаха?
Хватит ли духа мне?
Хватит ли духа?




***
Я на послание девицы
Хотел съязвить словами резкими,
Ведь это ж надо докатиться -  
Дружить с девчонкой эсемесками!

Я обзывал себя болваном,
Потом подумал – это ж здорово! -
И на цитату из Билана
Ответил строчкою Киркорова.


***
Радует ярмарка пляскою редкой -
Нимфы и Фавна,
Кружат над публикой марионетки.
Мило, забавно.

Этих игрушек странно веками
Быть двойниками -
Кто-то над нами, над облаками
водит руками.

Роли понятны, я и конфужусь
Только мгновенье,
Предвосхищая счастье и ужас
Прикосновенья.

Наше тщедушье не оскорбляет,
Не обижает,
Кто-то над нами просто играет,
Руки сближает.

Ты понимала это отлично,
И принимала -
Прикосновенье стало привычным,
Нам уже мало.


Станем студентами нежной науки
радостной муки!  –
Видишь, над нами, над облаками
Сомкнуты руки.



***
Непонятно мне, чем ты могла зацепить,
А тем более чем зацепиться?
Не умеешь гулить, не умеешь полить,
Но и горлица ты и теплица.

Умоляю тебя - попытайся свалить,
Умотать, улететь, раствориться,
Ну, хотя бы меня перестань себе снить,
И мне ночью попробуй не сниться.

Чтоб потом не пришлось нам друг друга винить,
Мол, петлей оказалась петлица,
Постарайся быстрее меня разлюбить,
Пока мы не успели влюбиться.


ОГЛАСКА

Когда позволено ласкать,
В ответ не получая ласки,
На нежности лежит печать
Огласки будущей развязки.

Любовь на диске D растет,
Удваиваясь в день, и, значит,
Она однажды сеть взорвет
И мой компьютер расхерачит.

Все наши мнимые грехи
С годами будут только зримей,
И чем прекраснее стихи,
Тем и она неотвратимей.



МОНОЛОГ БЕДНОГО ПОЭТА
ИЗ ПЬЕСЫ «ЛОМБЕРНЫЙ СТОЛИК»

Как ни пытаюсь тасовать
Расклады нашего пасьянса
Передо мной лежит опять
Цветастый коврик мезальянса.
Во-первых, красота твоя -
Ведь этот профиль совершенный
В Равенне золотом швея
На флаге вышила, чтоб я
Носился с ним, как оглашенный.
Рука нежна, щека бела,
В них каждый атом юн и весел,
А я? Я даже зеркала
Толстенной пылью занавесил.
Хотя б – «Дитя и Д,Тревиль» -
Картинка в новомодном стиле,
А я ж – пенсионер, бобыль,
И три жены лежат в могиле.
Как будем мы с тобой гулять?
Ходить и мной пугать двуногих?
Хоть разницею в тридцать пять
сегодня удивишь немногих.
Ну, это ладно, а баббло?
Мы просто сдохнем с голодухи,
Ты скоро скажешь: Не могу!
Иди к какой-нибудь старухе!
И мы пойдем! С твоим дитем!
С котомкою! Бродить по миру!
Чуть-чуть поплачем и  пойдем,
А ты вали в свою квартиру.
Ведь за тобой твоя семья,
А мы одни на этом свете,
Лишь наш ребеночек и я,
Ну и … мои другие дети.
Тебя готовили к чему?
Учили? Плакали ночами?
Чтоб ты жила в чужом дому
И жизнь закончила в Сучане?
Твой род тебе бы передал
Дела, и земли, и доходы…
Зачем я сдуру протерял
Свои станки и пароходы!
Тогда б пришел, мол, так и так,
За мной вон то, за мной вот это,
А так, за мной один бардак,
Кто пустит на порог поэта?
Который пьет который год,
Уже рукой костлявой мечен,
А твой отец меня убьет,
И возразить на это нечем.
Ты видишь – я тебя никак
По всем параметрам не стою,
Мой друг, забей на этот брак!
Мой друг, была б ты сиротою!
Так что прости, лети, цвети -
Семьи не сможет получиться,
Как эти карты не крути,
Хоть так, хоть эдак подойти,
Я, типа, ангел во плоти,
А ты обычная девица.
                                    август 2011


***
Мне в детстве говорил отец:
На Севере, в стране песцовой
В лесу есть золотой дворец,
С крыльца до шпиля изразцовый.

Что важно, по словам отца
(Но это – строго между нами),
В торце дворца, за изразцами
Сокрыта ниша для ларца.

В ларце – два именных кольца,
И будут править племенами
Те, кто совпали именами,
А в камне – профилем лица.

Он даже карту выжигал,
И точен был в большом и в малом,
Рисуя кольца, он сказал,
Что в честь вождя меня назвал он.

Когда б не память и чутье,
Я не заваривал бы каши.
Второе имя там – твое,
А профили в камеях – наши.
Tags: 2012, Калашников Виталий, Ростов-Москва, литература, смерть, стихи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments