November 13th, 2009

annabrazhkina

2006-2007: Александр Месропян. В поле стелется Путин

Конечно, некоторых людей давно пора представить. Это - Александр Месропян post__coitum, на мой взгляд, самый интересный из ныне живущих ростовских поэтов.



Нижеследующая подборка сделана Дмитрием Кузьминым в два приема для его альманаха "Воздух". Кстати, книга Месропяна "Возле войны" вышла в Москве в 2008 в издательстве того же "Воздуха".

Александр близок по способу работы с языком, как мне кажется, к отменному крымскому поэту Андрею Полякову. И еще его мелодика перекликается с Андреем Сен-Сеньковым. А жесткая "физиология" текстов сродни подобным умонастроениям Елены Фанайловой.
Интересно, знаком ли Александр с этими людьми? (что с их стихами знаком - не сомневаюсь).

***

мы всё говорим о чём-то
то о чём говорим то не о чем то совсем ни о чём
то времени не хватает вечно
то зима
то о чёрной корове уходящей по красноармейской навстречу солнцу
вернётся
а молоком нас уже напоили степные маки
и хлеб конопляный горел чтоб не дать умереть
чтоб не был железом огнём одиночеством

кто б ни был железом огнём одиночеством их до фига
как сорок тысяч братьев
не плачь казак не плачь казак не плачет казак
свернёт самокрутку духмяной травы и танцуя джигу
на крыле ероплана говорит свою гордую песнь

любо братцев любить сорок тысяч но я ж им не сторож
распрягу свою конь молодецкую лягу пiд вишней
как под яблоней ой-да май лав помоляся аллаху
расхерачу нью-йорк чтобы знали кто в доме хозяин

в поле стелется путин прохладною тихою сапой
кычет жалким саддамом над доном бездомный бин ладен
ой-да ой-да-да ой-да май дарлинг скажи чё те надо
что ж ты вьёшься как псих ненормальный
над больною моей головой

обалденные жёлтые мальвы
как собачий полуденный вой
поначалу пугают немного
а потом привыкаешь
но что ж
ты всё ходишь один на дорогу
что ж ты господу спать не даёшь

что ж ты всё говоришь ни о чём то
а хотя ну о чём говорить

о том что времени не хватает вечно ни на что
зима опять будет медленною и тёплой что дым
поднимается вверх и значит я
никогда не уеду из этой деревни
только держи меня крепче не давай мне
клясться на конституции
биться о стены
жрать эту землю
жить долго

Collapse )
annabrazhkina

1988: Первая книга Александра Месропяна

А это первая (?) книга Александра Месропяна post__coitum, написанная им еще в конце 80-х, а изданная в издательстве "Личный интерес" издательского центра Георгия Булатова "Булат" в 2002.
Кстати, как я прочитала сейчас в ЖЖ Александра, первое стихотворение он написал осенью 1984, то есть примерно ровно 25 лет назад. Юбилей, однако! Поздравляем!



Ни хрена не получается.

Если достать из-под кровати пишущую машинку «Башкирия», получается плакать и писать о чем-нибудь навзрыд. И больше ни хрена не получается. Потому что «Башкирия» — тяжеленный такой гроб казенного цвета, кривой, но кривой не эргономичной кривизной натурального киборда, а что ли руки не оттуда росли.

Просыпаюсь, потому что просыпаешься ты, потому что трамвай в четыре утра не виден (невидим?) — только звенит посуда и хочется курить. Пока не открыл глаза мерещится запах тумана и этой фигни, которой шпалы пропитывают: утром все поезда подолгу стоят на невнятной станции с навсегда выкрашенным охрой кирпичным забором и бесполезным — все равно не вспомнить — именем.

Я не помню, как тебя зовут. Этот мудак в спортивных штанах когда-нибудь спит? Сейчас опять попросит закурить и заведет свое «жиды, блядь, Россию продали», а я не помню как тебя зовут.

Открыть наконец глаза: в лабиринте трещин на потолке живут чудища — твои чудища. Зря ты сердишься:"Ну вот же, вот клыки, а там лапа, когтистая, видишь, как буква шин, а когда сквозняк и паутина там, ее не видно, а тень шевелится,« — ну не вижу я. Но верю — не злись — помню: в лабиринте трещин на потолке всегда живут чудища. Просто они потом уходят. Я своего встречал: рисует головоломки для Мурзилки »Кто спрятался в лесу», пиво пьет, знаешь, на Вятской на углу пивнушка — три столика всего, а их там прилично собирается и каждый — один. Cовсем как люди, только тень от паутины. Особенно, осенью. Иногда наши взгляды встречаются — и он, чуть помедлив, кивает мне, неуверенно, похоже, на всякий случай. Кажется, он не помнит, как меня зовут.

Collapse )
  • fizik10

Графика Эльфриды Павловны Новицкой часть 2

Завидуй мне - я все еще живу,
хотя убить частенько обещают.
Возможно врут. Но я пока не вру.
И в гости не зовут, но навещают.
И перед всеми виновата я
за то, что длится жизнь моя.
Э.П.Новицкая

25
автопортрет

Collapse )