October 30th, 2009

Vsls
  • kasya

Тимофеев. Что-то типа мемуаров

Из тектов, выложенных в свое время Аней Батурой.
*

Хмурое утро...

Теряю им счет, но благодарен им. Почему-то именно таким безнадежным
утром отлично работает воображение. Составляю какие-то рассказы, сюжеты
для картин. Все так трансцедентально, по ту сторону сознания,
диалектики...может, я извращенец.

Дверь с грохотом открывается, появляется Вик в глубочайшей степени
опьянения. Говорит, выгнали из вытрезвителя, потому как сильно пьян. Что
у них там вроде даже что-то зашкаливать начало. Верю. Верю. Верую в
тебя, господи.

На Вике уже нет моих штанов, вместо них - детские кальсоны с вышивкой из
"Ну, погоди", украл, видимо. Он лежит на полу, говорит протяжно.

Иногда мне кажется, что это - Иисус Христос, которого не стали
распинать, а отпустили с миром, и вот от отчаянья, что ему не дали
искупить грех человеческий, он пьет, ворует, обманывает. Я помню,
Витенька, все помню.
Collapse )
Vsls
  • kasya

Тимофеев. Короткие тексты

Из выложенного в свое время Аней Батурой
*

Ноги в ботинках идут вкрадчиво. Шум улицы затихает. Виден человек, его
лицо выражает испуганную озабоченность, за спиной - сумка. Человек
выходит на площадку, оглядывается, достает одежды, саблю, свечу, краски,
зеркало, рисует на лице знак. Облачается, ставит по центру стул, на стул
- свечу. Зажигает ее, смотрит на нее, затем ходит вокруг, произносит
величественные монологи.

Затем сбивается, чувствуя чей-то взгляд.

Затем опять говорит, вновь поворачивается, разгребает кучу мусора, видит
обрубок манекена. Разглядывает его, ставит на площадку, сам ходит
вокруг, играет.Меняется местами с манекеном, начинает на него кричать,
достает саблю, размахивается и ударяет.

Поливает красной краской место удара, любуется.

Манекен остается, человек уходит. Выходит на улицу и сливается с толпой.

Collapse )