July 8th, 2009

annabrazhkina

Безумный Егидес и умница Давидович из РГУ

Продолжаю штудии по истокам инакомыслия в 80-х в Ростове. Вот еще одна яркая фигура, имевшая отношение к Ростову-на-Дону и оказавшая влияние на развитие гуманитарной мысли 20 века - Петр Маркович Абовин-Егидес (1917-1997).



Это был очень известный в диссидентских кругах человек, которого соратники называли "еврейской версией князя Мышкина". Фронтовик, этик-неомарсист, прошедший в 40-х шесть лет лагерей, в конце 1960-х работал доцентом кафедры философии РГУ.
По заявлению в КГБ, сделанному философом Всеволодом Евгеньевичем Давидовичем, зам. секретаря парторганизации РГУ, арестован, признан невменяемым, два года провел в психушке.



Дружеский шарж на проф. Давидовича, выполненный Леонидом Беловым. Насколько я понимаю, тут подчеркивается нарциссизм Всеволода Евгеньевича (любуется на себя в зеркало)

Давидович был на 5 лет младше Егидеса и войну провел за университетским столом. Как раз в 1968 защитил докторскую на острую тему «Проблемы человеческой свободы». После заявления на Егидеса, в 1969, был избран профессором, а потом еще много лет возглавлял университетские кафедры, увлекся "философской антропологией", написал кучу книг, получил звание "заслуженного деятеля науки РФ", стал действительным академиком Академии гуманитарных наук России. Еще в 2004 году 82-летний Давидович был профессором кафедры философии ИППК при РГУ, повышал квалификацию специалистов. Не знаю - жив ли он?
В качестве свидетелей по делу Егидеса в 1970 проходили также другие сотрудники РГУ: профессор Кивенко, доцент Алексей Васильевич Потемкин и Л.Н.Дямант.
Как свидетельствуют "Хроники текущих событий" того времени, "Потемкин показал, что в 1969 он явился к Давидовичу и сообщил ему, что у Егидеса есть проекты Устава КПСС и Конституции. Давидович же обратился в КГБ. Там ему ответили, что сами займутся этим делом. Суд установил, что Егидес изготовлял свои рукописи в Ленинградской области и в Ростове (на квартире Дяманта). В начале января 1970 Дяманта задержала милиция, произвела обыск и изъяла чемодан с рукописями Егидеса (среди них уставы).
Свидетель Кивенко охарактеризовал моральный облик Егидеса".



Дружеский шарж на проф. Потемкина, исполненный Леонидом Беловым. Насколько я понимаю, тут подчеркивается противоречивость взглядов Алексея Васильевича - его критичность в отношении к признанным "столпам" мировой философии, и в то же время - опора на них.

Идентифициовать проф. Кивенко и Л.Н. Дяманта мне так и не удалось. А на кафедре Алексея Васильевича Потемкина на философском факультетет я лично даже некоторое время работала в начале 1990-х, и о его вкладе в борьбу со "сталинской" философской системой кое-что знаю и, конечно, к этому еще вернусь.

Егидес же после дурки проявлял диссидентскую активность в Москве, сотрудничал с "главным политтехнологом" Кремля при Ельцине, а тогде еще - молодым диссидентом Глебом Павловским, который после ареста сдал своих соратников органам.
Перед важнейшим международным событием с участием огромного количества иностранцев - Олимпиадой-1980 - Егидес был фактически выслан из СССР. Жил во Франции, потом вернул гражданство и опять переехал в Москву. В середине 1990-х был ближайшим соратником по партийному строительству с анархо-синдикалистом Вячеславом Федоровым. Всю жизнь с ним рядом была его жена - Тамара Васильевна Самсонова-Егидес.

Из-за "неприятной" истории, случившейся с Егидесом в Ростове-на-Дону, тут его постарались забыть накрепко. Следы его друга - Дямата - не находятся. И вообще - создается впечатление, что никакого влияния на дальнейшее развитие анархистских идей в недрах ростовского контр-культурного сообщества Егидесы не оказывали. Но ведь это практически невозможно! Может быть, кто-то из вас знает что-нибудь о дальнейших судьбах Дяманта, Кивенко или других ростовских связях Егидесов?

В Архиве текстов повесила биографии Петра Марковича Абовина-Егидеса и Тамары Васильевны Самсоновой-Егидес.