July 1st, 2009

annabrazhkina

Официальная культура Ростова. Дон-ТР

В Архив текстов повесила главу из книги Эдуарда Умуршатяна "Отрицательное обаяние", которую прислала alla_amelina .

Текст - вдогонку к посту с фильмом о Ростове-на-Дону в 1970-х; касается самой что ни на есть сердцевины "официальной" культуры Ростова - Дон-ТР.
В героях текста легко узнать реальных сотрудников этой госструктуры. Жаль, конечно, что автор маскирует нон-фикшн под фикшн. Лучше бы написал настоящие воспоминания. А то получились какие-то "Записки охотника". Но ведь на дворе давно уже не 19 век! Хотя в Ростове - черт его знает, - может и девятнадцатый :).
Но мы все же благодарны Эдуарду Борисовичу за возможность называть вещи своими именами, раскрывая прототипы.

Итак, старый алкоголик и прожженный циник Лугин, к которому слава и деньги пришли слишком поздно - это, конечно, Юрий Федорович Калугин, создатель "множества фильмов, ставших основой кинолетописи Дона". Калугин родился в Ростове 13 марта 1938. В 1960 окончил ист.-фил. фак. РГУ, который после смерти Сталина превратился в настоящий рассадник вольнодумства. Потом, не понятно зачем, Юрий отдал 40 лет жизни ростовской телерадиокомпании, которую откровенно ненавидел. Свои самые известные ленты снял уже не молодым - в возрасте 60 лет: "Дон. XXI век" (1997), "Выбранные места из ТВ-романа" (1998), "Расставание с веком" (1998). Что снимал до этого - бог весть, нигде не упоминает, какую-нибудь туфту. Теперь дает уроки мастерства в питерском институте кинематографии.



Заклятый враг Лугина - ограниченный, бездарный, жадный, агрессивный и тугодумный начальник-халявщик - ген.директор ДонТР Николай Иванович Чеботарев, сидящий, к слову, в этом кресле до сих пор. Простой сельский парень (р. 22 марта 1937 в с. Чистоколье), сумевший после смерти Сталина перебраться в большой город, он сделал тут феерическую карьеру. Прошел путь от рабочего завода "Россельмаш" (1955-63) до гендиректора крупной региональной ТРК. Чеботарев тоже окончил филфак РГУ (1966), но, видимо, заочно. "Оттепель" его, похоже, совершенно не задела: хрущевскую пору Николай провел в стенах самой тупой местной газеты - органа СКВО "Красное знамя" (1963-1967). Едва начав работать на радио (1967), Чеботарев сразу же стал членом Союза кинематографистов. В 1972 дослужился до собкора Гостелерадио СССР по Ростовской области. Снимал док. фильмы с прикольными названиями - "Блеск антрацита", "Виталий Закруткин", "Генеральный директор", "Трудный пласт", "Море Азовское". За это получил медаль "За трудовую доблесть" (1979) и звание "Заслуженный работник культуры" (1988).
В 1991 казалось бы, такие люди, как Чеботарев, должны были уступить место таким людям, как Калугин. Но ничего подобного не произошло. Напротив. В 1991 Чеботарев и вовсе стал гендиректором ГТРК "Дон-ТР". С 2001 - академик Академии Российского телевидения.



Сам автор повести - Умуршатян Эдуард Борисович – ростовский телерадиожурналист, режиссер-кинодокументалист. Его книга «Отрицательное обаяние, или По ту сторону телеэкрана» вышла в ростовском издательстве «Старые русские» в 2008.
Глава "Лугин" опубликована в журнале "Ковчег", http://www.kovcheg-kavkaz.ru/issue_25_197.html. Книга, видимо, еще есть в продаже в ростовских магазинах.
annabrazhkina

Евгения Жукова. Дом на Журавлева. Дети Танаиса. Жуков

Это Женечка evju вспоминает

Дом на Журавлева



Инга и Гена

На Журавлева в подвале с 78 года.
Тогда все еще были совсем молодыми, рвущимися вперед, пылкими, романтичными. Собирались компании, по тем временам количество превышало допустимое КГБ и обществом. Потому из органов приходили неоднократно. Жили часто коммуной. Ели, что « бог пошлет, в лице допустим тещи»J.Спали на полу, раскладушке. Курили так, что хоть топор вешай. А сигареты, знаете ли, «Прима»- вонючие до безобразия :-). И кстати много не пили. Порой одной бутылки Портвейна «Агдам» хватало на всех и весь вечер. Тогда были портвейны советские. Но про них я не помню, мала еще была. Женщины и стихи, страсть и чай, новые идеи и пустая тара. А на пустую тару можно было еще прожить… Раз в неделю приезжала во двор «тарантайка -псевдо- велосипед с прицепом».Выносили пустую тару все – бабушки, мамы, поэты. Хоть это было и норма жизни, но вынос тары был как бы паспортом – кто и как пьет, живет. Несменные бабушки на лавочках, как - будто успевали даже подсчитать твои бутылки по одной и поставить приговор… Когда эта тарантайка выезжала из двора, казалось что все эти бутылки сейчас посыпятся с нее, как елочные игрушки.

Collapse )