May 2nd, 2009

annabrazhkina

Михаил Дидусенко



Фото Эргали Гера

Раз уж пошла такая пьянка – помянем еще одного беспризорного поэта из 1980-х, хоть и не ростовского. Питерского. Скорей всего, во многих советских городах тех лет были свои проклятые поэты. Я не о стихах. И, да - не совсем об образе жизни, который их самих не слишком занимал. Так о чем? Конечно – о позиции. Какой? Да трагической!

Collapse )
annabrazhkina

1986. Жизнь Макса Белозора. Смерть хозяйкиного сына



Это фото помещено в книжке Мирослава Немирова «Тер-Оганьян» с подписью: «Крайний слева – Тероганян, рядом с ним – В.Кошляков. Где и когда – не знаю. Вероятно, год так 1988, Ростов».

Уточнение: Это, скорее всего, празднование дня рождения Ольги, жены Макса Белозора (его затылок - на переднем плане). Ростов, Гниловская. 1986.
Гниловская – бывшая станица, располагавшаяся на правом берегу Дона на запад от исторического города. Теперь - самый казачий район Ростова, простой и суровый.
Во дворе, который запечатлен на фото, однажды случилась трагическая история.

Авдей: Макс и Олька снимали тогда флигель у какой-то тетки с сыном. Сын - нормальный алкоголик, молодой, крепкий. Но на Макса никогда не наезжал. Отношения у них сложились добрососедские: угощали друг друга самогоном, портвейном.
Пришли как-то с утра к этому сыну два товарища. Макса тоже приглашали. Но он куда-то торопился и не смог. Вечером приходит домой, а там во дворе – три трупа. Оказывается, товарищи накатили каждый по три бутылочки каких-то несовместимых жидкостей – ну типа настойка пустырника, стеклоочиститель и разбавитель. И все втроем сразу умерли.
Макс тогда предполагал, что, наверно, если бы он остался, то все-таки в такой последовательности эти жидкости, скорее всего, пить, как он думает, не стал бы, как ему кажется.