?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В нашем сообществе уже не раз встречалось имя Олега Лукьянченко. Выпускник филфака РГУ, один из создателей и авторов первого самиздатовского журнала конца 60-х «Одуванчик», после его закрытия начавший печататься только в 80-е годы. Автор романов, повестей, рассказов, очерков, эссе, публицистических статей... В нашем "Архиве текстов"  имеется его роман "Провинциздат" - горькое, смешное и правдивое повествование об издательской стороне бытия "донской писательской роты" в 80-х. (http://antirostov.mylivepage.ru/wiki/1767/1093).

Мы попросили его рассказать о себе и затронуть, если можно, родословную (уже зная, что он — внук известного филолога «серебряного века» Фаддея Зелинского). Родословная оказалась, прямо скажем, незаурядная. Выкладываю ее здесь — ведь до чего интересно, из каких корней произрастали на ростовской почве такие творческие "неформалы", ставшие известными писателями.

Писатель есть писатель, и свой экскурс в древнюю родословную О.Лукьянченко сопровождает экскурсом в не столь исторически давнюю студенческую юность.


...А была еще и такая «неформалка» - «Общество Аристократов».
Возникло оно в Польше, когда после второго курса нас запустили по безвалютному обмену во Вроцлавский университет (сентябрь 1968), в самый разгар «братской помощи» чехословацкому народу.
Поначалу прибыли мы в столицу – и там случилось приключение, описанное мною в рассказике «Чемодан, забытый в Варшаве». В итоге я оказался во Вроцлаве с опозданием на ночь и лишь на следующий вечер узнал, что теперь рядом со мной Князь, Герцог, Граф, Баронет и Инфант. Первая – и ожиданная ими реакция с моей стороны была: «вам только короля не хватает». На что они, естественно, обиделись. И тогда я сделал скромную уступку: «Ладно, так уж и быть – буду Маркизом»… Некоторые до сих пор иной раз так меня называют; а уж первые лет 20 после универа - чаще чем по имени.
Сразу уточню: творческого характера сия неформалка не имела; однако ж, глядя ретроспективно, следует признать, что некий фрондерский элемент здесь, несомненно, присутствовал. Тем не менее Валерочка Навозов (он же Инфант) даже легализовал эту забаву, подробно раскрыв все титулы в газете «За советскую науку» году этак в 69 или 70-м...
Так о чем я бишь?.. Ах да – родословная.

Тогда я не предполагал, что со своим титулом не так уж и промахнулся. Ежели не из маркизов, то из графьёв точно, а там, глядишь… Но не будем заноситься.
С родословной-то как? Практически проблема бесконечности. С каждым новым поколением в глубь веков количество предков увеличивается в геометрической прогрессии, посему задача решается лишь в дальнем приближении.
По отцовской линии далеко не уйдешь. Крестьянская семья из Песчанки, тогда Ставропольской губернии, а ныне центр самого южного района Ростовской области, с. Песчанокопское. В селе, по рассказам отца, масса дворов имела хозяев с фамилией Лукьянчиковы. И кто-то из предков, желая выделиться, для благозвучия, изменил ее на малороссийский манер, отчего меня и принимают некоторые за украинца, а на самом деле по той линии сплошь Расея-матушка. Мать же отца была из рода Давыдовых, по преданию того самого, к коему принадлежал знаменитый поэт-гусар. За достоверность предания не ручаюсь, но от возможности такой не отказываюсь. Отцовская биографическая канва использована в посвященном ему заглавном рассказе первой моей книжки («Музыка сффер»). Ее он не дождался, увы, а вот первую публикацию в Литроссии успел увидеть.
С материнской линией всё намного богаче и экзотичней. Одним из ее предков был видный сановник екатерининского века, а затем и Павлова и дней Александровых прекрасного начала Иван Петрович Касперов, он же Каспаров, он же Ованес Петросович Каспарян, чей отец Петр-Петрос был выходцем из армянской колонии города Феодосии в Крыму.
Крымские армяне воевали в составе армянского эскадрона русских войск. Эскадрон принял участие в походе Петра Великого в Персию. В 1723 г. командиром эскадрона стал уроженец Кафы Петр (Петрус, Петрос) Каспаров. Командовал эскадроном до своей смерти в 1760 году. В 1734 году получил чин полковника.
Его сын, Иван Петросович Каспаров, родился в 1740 в Астрахани. 13 декабря 1754 по просьбе отца Военная коллегия специальным приказом постановила принять двух несовершеннолетних сыновей Петра - Ивана и Василия - в Армянский эскадрон, который базировался в Кизляре. В 1768-1774 Иван участвовал в русско-турецкой войне в звании майора, отличился в сражениях под Журжой, Ларгой, Кагулой (1770). В 1774 по поручению П. А. Румянцева-Задунайского Каспаров в качестве полномочного представителя передал турецкому великому визирю условия заключения Кучук-Кайнарджинского мирного договора. Во время русско-турецкой войны (1787-1791) был комендантом Таганрога. В 1802-1805 гг. губернатор Кавказской губернии, достиг чина генерал-лейтенанта. Участвовал в войнах: с Францией (1805-1807) русско-турецкой войне (1806-1812) Отечественной войне 1812 года. Умер в 1814.
В Таганроге и по сю пору сохранился топоним Касперовка, первоначально принадлежавший майоратному имению Ивана Петровича. Любопытно, что именно ему Юг России обязан широким распространением шелковицы («тютины»), которую он стал разводить в своем имении, надеясь создать шелкопрядческую отрасль. Из этого, судя по всему, ничего не вышло, но изобилие растоптанных черных ягод на улицах всех донских городов ежегодная наглядная память о моем предке.
Моя бабушка, Софья Петровна Червинская (1892-1978), была его правнучкой по материнской линии. Отцом же ее был другой незаурядный деятель журналистики, народнического движения, а главное – земской статистики – Петр Петрович Червинский (1849-1931).
Червинский Петр Петрович, дворянин Черниговской губернии, сын коллежского советника. Родился в Чернигове 15 октября 1849 г. В 1861-1866 г.г. учился в Полтаве в кадетском корпусе; в 1866-1868 г.г. — в Константиновском военном училище в Петербурге. Перед производством вышел из училища и поступил в 1868 г. в Земледельческий и Лесной институт в Петербурге. Осенью 1870 г. был инициатором студенческих чтений по политическим вопросам и сам прочел шесть докладов. В ноябре 1870 г. — деятельный участник студенческих сходок в институте. Обыскан и арестован 1 декабря 1870 г. вместе с проф. А. Н. Энгельгардтом; при обыске отобраны "записки и заметки о бывших революциях и о покушениях на коронованных особ". С 15 по 26 декабря 1870 г. содержался в Петропавловск. крепости. По постановлению Следствен. комиссии от 10 января 1871 г. за "враждебное политическое. настроение" подлежал высылке к родителям под надзор местных властей и жандармского начальства, но ввиду высочайшего повеления "поступить по особому приказанию, данному шефу жандармов" выслан в Архангельскую губернию под надзор; в марте 1871 г. водворен в Холмогорах. Ходатайство его матери в августе 1871 г. о разрешении закончить образование оставлено без последствий; таковое разрешение дано лишь в 1875 г., после чего летом т. г. вернулся в Петербург и окончил Земледельческий институт. С 1875 г. по 1886 г. работал в газете "Неделя", причем статьи его имели большое влияние на выработку народнического мировоззрения. В 1876—1877 г.г. работал в качестве земского статистика при Черниговском губернском земстве, где вместе с В. Варзаром, А. Русовым выработал особый тип земской статистики, впоследствии известный под названием "черниговского". В февр. 1878 г. принимал участие в Чернигове в демонстрации на похоронах В. Величанского. По показанию В. Дриго, принимал участие в черниговском революционном кружке в 1879 г. Состоял под надзором в Чернигове. С 1881 г. в качестве члена Черниговской земской управы заведывал статистическим земским отделом. За свои статистические работы награжден ученым комитетом при министерстве государственного имущества большой золотой медалью. В 1891—1918 г.г. работал в экономическом отделе ведомства путей сообщения (Харьков, с конца 90-х - С-Пб). В 1920—1928 г.г. состоял заведующим отделом сельско-хозяйственной экономики при Вятской областной сельскохозяйственной опытной станции в Соколовке. С 1928 г. — пенсионер Всесоюзного общества политкаторжан.
И, наконец, самые знатные предки по материнской линии восходят к двум польским дворянским родам – Зелинских и Грудзинских, чьим прямым потомком был отец моей матери Фаддей Францевич Зелинский (1859-1944).
Грудзинские - польский графский и дворянский род, герба Гржимала. Матвей Грудзинский был в 1480 г. каштеляном быдгощским. Антон Грудзинский получил в 1780 г. графское достоинство в Пруссии. Род Грудзинских разделился на семь ветвей, внесенных в VI и I части родословных книг Виленской, Волынской, Гродненской, Киевской и Ковенской губерний.
В Автобиографии Ф. Ф. Зелинский указывал: «Я происхожу из польского дворянского рода, судьба которого в основных чертах прослеживается по семейным документам с XVII в. Умеренно зажиточный в XVIII в., в первой половине XIX в. род обеднел, поэтому дед мой Адам вынужден был зарабатывать себе на хлеб в качестве арендатора в Киевской губернии…
Богатством и благородством происхождения род моей матери значительно превосходил род моего отца; к нему принадлежала в том числе и та Янина (Иоанна) Грудзинская, княгиня Лович, которая была супругой наследника престола, наместника Константина…»

Добавлю от себя
«Фаддей Францевич Зелинский - одна из ярчайших звезд той суперзвездной эпохи. Русский по рождению и языку, поляк по крови, эллин по духу и призванию; друг Иннокентия Анненского и Вячеслава Иванова; филолог-классик,педагог, полиглот, энциклопедист, переводчик, поэт, прозаик, деятель культуры в истинном смысле затертого этого словосочетания, - он задался грандиозной целью: привить "к российскому дичку" неувядающую ветвь античности. Профессор Санкт-Петербургского, а впоследствии Варшавского университета, член-корреспондент Российской Академии Наук, доктор honoris causa четырнадцати университетов Европы, один из последних (1919 года) лауреатов Пушкинской премии, окруженный почетом и признанием коллег, учеников и просвещенных читателей, после 1922 года исчезает с культурного горизонта России, ставшей Союзом Советских Социалистических Республик».

Это цитата из статьи Олега Лукьянченко «Вертикаль жизни Фаддея Зелинского»
( http://az.lib.ru/z/zelinskij_f_f/text_0140.shtml),

Подробнее о самом Ф.Ф. Зелинском, а также о судьбе его жены С. П. Червинской можно узнать также из публикации О. Лукьянченко «ФАДДЕЙ ЗЕЛИНСКИЙ В ПЕРЕПИСКЕ С МЛАДШЕЙ ДОЧЕРЬЮ АРИАДНОЙ» ( http://www.novpol.ru/index.php?id=1179), а также из мемуаров его мамы Ариадны Фаддеевны, опубликованных в сокращенном виде в журнале «Ковчег» ( http://www.kovcheg-kavkaz.ru/issue_7_52.html; http://www.kovcheg-kavkaz.ru/issue_9_108.html)

Добавим к этому еще одну любопытную биографическую деталь: Ф.Зелинский и С.Червинская — дедушка и бабушка как известного ростовского писателя Олега Лукьянченко, так и не менее известного филолога, ученого, педагога Петра Червинского. Они — двоюродные братья, сыновья дочерей Зелинского и Червинской.

Как не вспомнить тут знаменитое булгаковское «кровь — великое дело!»
Но вернемся к родословной-автобиорафии О.Лукьянченко. Чтобы, по ело словам, «закольцевать тему», он презентовал нам «стишок на память: неопубликованный экспромт весны 69-года, писанный на какой-то занудной лекции». Вот он, с комментариями автора.


Любезный Герцог (Юра Хренов), брат по крови –
Стремительной и голубой –
Вспомянь дни юности суровой,
Когда мы ездили с тобой
По заграницам: Римы, Вены,
Парижи, Лондоны и др.,
Неповторимы и мгновенны,
Подметки терли нам до дыр.

Ты помнишь, как под Братиславой,
Там, где течет Гвадалквивир,
Неся покорно бремя Славы (имя польской студентки, нас сопровождавшей)
С тобой искали мы сортир?..
И жизнь была совсем хорошей,
Когда, от счастья прослезясь,
Отдали мы пеньдзещёнт гроши… (столько стоило тогда это удовольствие)

А где же был в то время Князь (Эльбрус Сакиев)
Из гор Осетии суровой?
Среди лесов, полей и скал
С чехословацкою коровой (дело происходило в польских курортных Судетах, на самой границе с Чехословакией, откуда потоком шли грузовики с ранеными)
Себе шкатулки он искал. (Такое хобби было у Князя)

А Граф (Юра Соколов), душа всех тех поездок?
Как он взволнованно курил,
Когда на чрезвычайном съезде (аристократов, имеется в виду, был и такой)
О женских кознях говорил.

А наш Инфант, дитя природы?
Как он возвышенно сиял,
Когда туземные народы
К спокойной жизни призывал. (тоже был некий конфликт не помню с кем)

А сколько юных женских глазок
Запечатлеть успели след,
Что в их душе оставил сразу,
Покинув Краков, Баронет?.. (Это и есть Саша Тимофеев)

А что теперь, любезный Герцог?
Одна тоска, одна тоска…
В скучище всех унылых лекций
И штукатурке потолка…

Так вспомним, Герцог, нашу юность!
Ведь тот, кто стар, тот просто глуп!
Универстетскую уснулость,
И Блоу Ап (знаменитый фильм Антониони, недоступный тогда советскому зрителю), и Интерклуб (злачное место).

И мы помолодеем снова
Назло стадам трусливых крыс!
Всё, Герцог. Никому ни слова.
Дзенькуе бардзо. Твой Маркиз.

Там еще была строфа про «плебея», под коим подразумевался Леша Прийма, проигнорировавший аристократическое сообщество; но ее я опускаю...

А бедняга Герцог, Юрочка Хренов, не дожил и до тридцати. Саркома у человека без вредных привычек! Такие вот парадоксы судьбы…
Его предсмертная, прощальная открытка ко мне начиналась словами: «Маркиз любезный, брат по крови…»

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
anna_brazhkina
Feb. 27th, 2010 02:31 am (UTC)
Поразительная родословная и обалденная история с этой пародийной игрой в аристократию! Вот интересно, а Бориса Колесникова почему среди аристократов нет? А Чупринина? Потому что в Польшу не ездили? :)
alla_amelina
Feb. 27th, 2010 08:03 am (UTC)
Спрошу у Олега. А "клички" Граф и Маркиз действительно тянулись за ними очень долго, до конца 80-х точно помню, что их(Соколова и Лукьянченко) так называли :-)
alla_amelina
Feb. 28th, 2010 05:48 pm (UTC)
Получила ответ от Лукьянченко. Колесников и Чупринин в Польшу не ездили, почему и не попали в аристократы. Почему не ездили - точно не известно, но теоретически в первую очередь это предполагалось как практика для изучающих польский, то бишь лингвистов. Но он не исключает, что там крылись и некие анкетные сложности.
Не знаю, что там с анкетой у Колесникова, но Чупринин родился в лагерном лазарете в Вельске Архангельской области, куда были высланы на поселение его родители. Такой факт в анкете вполне мог сделать человека невыездным.
anna_brazhkina
Mar. 3rd, 2010 12:15 am (UTC)
Рита Надель пишет, что "ни меня, ни Петра (Червинского) в Польшу не пустили (хотя курс Петра вообще в результате не ездил). Аргументация по его поводу была така: официально - "в стихах нет знаков препинаний", а неофициально "у него дед - поляк", ну и, соответственно, бабушка при Сталине сидела.
anna_brazhkina
Mar. 5th, 2010 04:53 pm (UTC)
Еще Рита Надель добавляет информацию о предках Червинских:

1) Червинский или Чирвинский (Петр Петрович) — земский статистик. Род. в 1848 или в 1949 г. в Чернигове (данные о годе рождения в энциклопедических изданиях расходятся). Публицист-народник; в 1870 за участие в студенческих волнениях был сослан в Холмогоры. Тогда же, по политическим соображениям, изменил букву в своей фамилии и стал Червинским.(БСЭ, 2-изд., т. 47, 1957: с. 125.)
http://wiki.web.ru/wiki/Чирвинский,_Петр_Николаевич:

2) Петр Николаевич Чирвинский, племянник Петра Петровича Чирвинского (Червинского). Петр Николаевич Чирвинский (родился 26 января (7 февраля) 1880 в селе Петровско-Разумовское (ныне Москва)— умер 21 июня 1955, г.Пермь) — советский геолог-петрограф.
Окончил Киевский университет (1902). С 1909 — профессор Донского политехнического института в Новочеркасске,
В 1931 году П. Н. Чирвинский был репрессирован и сослан на Кольский полуостров, где продолжал заниматься геологией этого сурового северного края. В 1941 году его перевели в Соликамск, на первый калийный рудник. За неполные три года им собран материал, опубликованный в одиннадцати работах, посвященных минералогии карналлита, синей соли и пирита, петрохимическим и физико-химическим свойствам калийных руд, ритмичности соленакопления.
с 1943 года П.Н. Чирвинский становится профессором Пермского университета. Будучи геологом широкого профиля, Чирвинский особенно много работал в области минералогии и петрографии. Изучал минералы и породы Кольского п-ова, Украины, Крыма, Кавказа и Урала. Разработал методику геометрохимического анализа и дал подсчет химического состава земного шара. Ряд работ Чирвинского посвящен химико-минералогическим и петрографическим исследованиям метеоритов и выяснению закономерностей в составе метеоритного вещества. Чирвинский занимался также вопросом образования метеоритов в солнечной системе. Известны труды Чирвинского по экспериментальной минералогии и петрографии, гидрогеологии, геохимии, кристаллографии и гляциологии.
Автор "Курса месторождений полезных ископаемых" (2 чч., 1926) и учебника гидрогеологии (1922). Имя Чирвинского присвоено одной из гор в районе падения тунгусского метеорита и минералу (чирвинскит), открытому Н. X. Платоновым. В работах ученого (их более 500) достаточно полно отражаются его разнообразные научные интересы. Его имя занесено в международный словарь Поггендорфа (Германия), наряду с именами других выдающихся ученых. К 100-летию со дня рождения П.Н.Чирвинского на здании горно-геологического факультета Новочеркасского политехнического института, где он работал, установлена мемориальная доска с барельефом, Министерство связи СССР выпустило юбилейный конверт с его портретом.
На геологическом факультете Пермского Государственного Университета проходят ежегодные чтения памяти П.Н.Чирвинского. (См. также: БСЭ, 2-изд., т. 47, 1957: с. 383.)
3) Его сын, Николай Петрович Чирвинский, еще недавно продолжал работать в Новочеркассом политехническом. (О нем было в юбилейном выпуске Политеха.)

4) Николай Петрович Чирвинский, биолог, - брат Петра Петрвича Чирвинского (Червинского), земского статистика, род. в 1848 г. в Чернигове, умер в 1920. Известный русский зоотехник, его труды посвящены вопросам кормления, изучению роста и развития животных, а также вопросам овцеводства и шерстоведения. (БСЭ, 2-изд., т. 47, 1957: с. 383.)

5) Сын Петра Петровича Чирвинского (Червинского) - Борис Петрович Червинский был знаменитым русским цирковым артистом. Ему принадлежит изобретение очень сложного трюка, получившего название "мертвая петля Червинского", который заключается во вращении на большой скорости внутри постепенно раздвигающейся шаровой поверхности. Борис Червинский, взявший затем артистический псевдоним Крайский, исполнял этот номер на велосипеде, однако и при исполнении его затем на мотоцикле суть "трюка Червинского" остается неизменной. (См. изданную в Москве "Цирковую энциклопедию").

6) Второй сын П.П. Червинского, как гласит семейное предание, в 1917 году пешком перебрался по льду залива в Финляндию, и след его потерялся в Европе.
a_leshok
Apr. 27th, 2010 06:33 pm (UTC)
Петр Петров Червинский
Изучая свою родословную, нашёл запись в архиве по деревне Будище, Городнянского уезда, Черниговской губернии, в которой 300 лет проживали мои предки. Возможно, вам будет интересно.
Покровская Церковь села Дроздовица, 1875-81 Ф679, оп.10, д.3296, запись №48
1877 года 5 октября родилась, 18 крестилась, Лидия
Родители: дворянин Коллежский Регистратор Петр Петров Червинский и его законная жена Фива Яковлева
Восприемники: дворянин Губернский Секретарь Николай Петров Червинский и девица дочь коллежского асессора Мария Петрова Червинская
rita_nadel
Jan. 25th, 2011 10:30 am (UTC)
Re: Петр Петров Червинский
Петр Червинский благодарен автору реплики за информацию о первой жене его прадеда, т.к. не знал ее имени.
Лидия - это старшая сестра бабушки, Софьи Петровны, гражданской жены Тадеуша Зелиньского (в русской огласовке - Фаддея Францовича Зелинского).
vox_populi_01
Feb. 29th, 2012 05:42 pm (UTC)
Пётр Червинский написал Анне Бражкиной и Алле Амелиной:
Уважаемая г-жа Редактор!
Не знаю, по адресу ли я обращаюсь. Открыл недавно страницу о себе, и первое, что увидел, это маркиза Олега Лукьянченко и все остальное прочее. Если можно, большая просьба не вводить людей в заблуждение, пусть это все будет на странице о нем, поскольку я к этим аристократическим шалостям отношения не имею, да и вообще относительно этого самого псевдодворянства - большой вопрос, поскольку, если оно и было, это дворянство, то личное, по титулам деда и прадеда в так наз. табели о рангах, а потому ни на меня, ни на моего двоюродного брата не переходящее. Не хотелось бы выглядеть самозванцем с претензиями. Все это глупо и нехорошо. А так, в принципе, неплохое дело Вы делаете. Комментарии, естественно, пишут каждый какие хочет, а страницу, тем более персональную, имело бы по персонам все-таки оформлять. Ни слова я не писал также о Гарике Бедовом, видел его раза два в своей жизни и один раз беседовали, так, ни о чем. Не могу я о нем поэтому передавать никаких таких сведений.
С пожеланиями всего доброго, Пётр Червинский
( 8 comments — Leave a comment )

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars