?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ХРАНИТЕЛЬ ИСТОРИИ

24.90 КБПреамбула: этот очерк об историке и преподавателе РГУ Б.В. Чеботареве был написан при жизни Бориса Владимировича, в конце 90-х. К сожалению, он ушел из жизни. Я попытался переделать очерк с учетом этого факта, но не получилось. Поэтому отправляю материал в том виде, каким он был написан, мы говорим о Борисе Владимировиче как о живом.

Тем, кто интересуется историей Ростова, не надо представлять Бориса Владимировича Чеботарева. "Мэтр-историк", "патриарх краеведения", "наше воплощенное прошлое" - такими эпитетами можно охарактеризовать эту личность и всеобщее уважение, которыми пользуется Борис Владимирович. Его труды изучают, его мнение спрашивают в спорных вопросах... И вообще его просто интересно послушать. Можно узнать много нового, интересного о городе, в котором мы с вами живем.

РОСТОВЧАНИН ДО КОРНЕЙ
Свой род Борис Владимирович ведет еще с начала 19-го века, когда в Ростовском гарнизоне служили солдаты Соколов и Курильский. Оба за службу получили участки земли в городской черте. Потом одна из дочерей Соколовых вышла замуж за Курильского... Дед по линии матери, Никита Михайлович построил двухэтажный дом по нынешнему адресу Горького, 71 - дом этот сохранился до наших дней. Там 21 июня 1918 года родился Борис Владимирович, и жил до 1929 года, пока дом не национализировала Советская власть.
Владимир Дмитриевич Чеботарев был преподавателем торговой школы (она располагалась в учебном корпусе на улице Горького, где сейчас юрфак РГУ). Там учились преимущественно дети приказчиков (купцы отдавали своих детей в коммерческое училище (сейчас там находится главный корпус Ростовского государственного строительного университета). Как общественная нагрузка на Владимира Дмитриевича было возложено кураторство над клубом приказчиков (располагался в старом здании театра музкомедии на улице Серафимовича), и он должен был договариваться о выступлениях здесь со столичными артистами. Между прочим, в этом здании выступали Александр Вертинский и Владимир Маяковский - по приглашению В.Д. Чеботарева.

УЧИЛИСЬ ТОГДА БРИГАДАМИ
С 8 лет Бориса отдали в трудовую школу № 2 имени Покровского (бывшая женская гимназия) - она находилась на окраине городского сада, на углу Пушкинской и Семашко. В войну это здание было разрушено. К тому времени Владимир Дмитриевич преподавал там несколько предметов, в том числе историю. Этой наукой он "заразил" и Бориса - он увлекся, читал много книг, история и стала делом его жизни.
В советских школах тогда действовала бригадная система. Класс разбит на пять-шесть бригад, в каждой из которых было по пять учеников. Отвечать по предмету учитель вызывал не персонально ученика, а бригаду. Подбиралась она так, что одни были сильнее по точным наукам, другие по гуманитарным. Кому отвечать - внутри бригады решал уже старший. Знать предмет мог только один член бригады, остальные могли не знать ничего, но полученная оценка ставилась сразу всем пятерым. Не надо и говорить, что по истории всегда отвечал Чеботарев.
В одной бригаде с Борисом училась и Наташа Решетовская - впоследствии первая жена Александра Солженицына. Наталья даже сидела на одной скамье с Борисом. Рыженькая хрупкая девочка нравилась Борису, он даже пытался за ней ухаживать. Но судьбы их после школы разошлись. Встретились они уже в пожилом возрасте. Наталья Дмитриевна подарила Борису Владимировичу свою книгу о Солженицыне.

ОБРАЗОВАНИЕ ЗАВЕРШИЛА ВОЙНА
После окончания школы, в 1936 году, Борис Чеботарев сразу поступил на исторический факультет Ростовского пединститута. Он находился там же где и сейчас, на улице Энгельса, рядом со зданием управления НКВД. Вообще, до революции, весь этот квартал (где сейчас расположены ГУВД, УФСБ и РГПУ) был единым доходным домом, принадлежащим муниципалитету.
На истфаке преподавали выдающиеся ученые, в числе которых - основоположник донского краеведения, профессор Миллер - археолог, один из тех, кто начал раскопки в древнегреческом городе Танаис. Борис закончил институт с отличием, его направили в аспирантуру, но в 1940 году был мобилизован. Служить попал Прибалтику, в 67-ю стрелковую дивизию, пулеметчиком. Эта дивизия первой вступила на территорию Латвии, когда она вошла в состав СССР. Борису вручили пулемет Дегтярева и коробку с дисками. Весило все это больше 16-ти килограммов...
В Прибалтику Борис ехал со своим другом, студентом РГУ Андреем Орлюком. Он погиб в первых же боях, и его фамилия сейчас выбита на мраморной доске в холле Ростовского государственного университета. Борис Чеботарев получил ранение, и был переправлен госпитальным эшелоном на лечение в родной Ростов.
Ранение пагубно подействовало на зрение - Борис стал непригоден к армейской службе. Он работал в тылу - на химфаке университета изготавливал бутылки с "коктейлем Молотова". Рыл окопы на поселке Чкаловском: до сих пор у него хранится повестка - "Вы приглашаетесь на проведение оборонительных работ".
В 1943 году в освобожденном Ростове начали работать школы. Борис Владимирович сразу поступил на работу в школу № 53. Преподавателем истории.

КАК СПАСЛИ СУРБ-ХАЧ
За годы Советской власти в Ростове были разрушены десятки церквей, самой значительной из которых была соборная церковь Александра Невского (находилась на месте нынешней площади Советов). Церковь взорвали в 1929 году, ночью, и от этого взрыва даже потрескались стены расположенного рядом банка. Подобной участи в середине 1960-х годов должен был подвергнуться и армянский храм Сурб-Хач, произведение архитектора И.Е. Старова, построенный во второй половине 18-го века. Решение об этом принял обком КПСС.
Что мог поделать против всесильного обкома рядовой инспектор по охране памятников городского управления культуры? Но Чеботарев рискнул. Вместе с журналистом-краеведом Аркадием Айрумяном он нашел выход на замечательного нашего земляка, художника Мартироса Сарьяна, который был в те годы председателем республиканского отделения ВООПИиК, и был вхож в кабинеты ЦК КПСС. Из Москвы дали команду: Сурб-Хач не трогать! И вместо сноса были выделены средства на реставрацию храма, каптажной надстройки над родником и мостика к острову посреди водоема. Таким образом Сурб-Хач сохранился до наших дней.

БАБ ПРИВЕЗЛИ ИЗ ТАНАИСА
Всем ростовчанам знакомы две огромные старинные пушки, которые сейчас украшают главный вход в областной музей краеведения. Знаете ли вы, что они были привезены сюда из Старочеркасска и поставлены по инициативе Б.В. Чеботарева, который занимался восстановлением музея краеведения. Напомним, первые попытки создать музей краеведения были предприняты в начале ХХ века, и занимался этим известный краевед М.Б. Краснянский, открывший музей в 1910 году. Под музей тогда выделили специально построенное здание в думском проезде (теперь в нем располагается телефонная станция). А новый музей находится в помещении бывшего частного магазина по продаже сельхозинвентаря. Так как все, что было собрано Краснянским, погибло во время войны, а сам Михаил Борисович, оставшийся в оккупированном городе и даже вошедший в оккупационное Донское правительство, был арестован после освобождения Ростова, и погиб в тюрьме, музей начинали практически с нуля...
Борис Владимирович был назначен зав. отделом дореволюционного периода краеведческого музея. У него работал известный ростовский писатель Павел Шестаков. А пушки, которые стояли в Старочеркасске возле собора, он приметил в 1957 году, перед открытием музея. Проблем с перевозкой тогда возникнуть не могло: обком партии дал распоряжение, орудия перевезли и установили возле музея. А каменные сарматские бабы, которые тоже стоят у входа в музей, прибыли сюда из Танаиса.

ОТКУДА РОСТОВ ПОШЕЛ?
Самые горячие споры у ростовских историков и краеведов до сих пор вызывает дата основания Ростова. Как известно, годом основания с подачи профессора А.П. Пронштейна, считается 1749 год. Борис Владимирович уважает профессора Пронштейна как своего коллегу, но по этому вопросу имеет собственное мнение. Он сторонник версии, что дату основания города следует считать со времени основания Темерницкой таможни, а не крепости возле нее. Как известно, Петр I в 1695 году был на Дону. Он приехал сюда с мыслью перенести столицу России из Москвы на южное Азовское море, и уже избрал для этого Таганрог. Ему понравился источник на берегу Дона. Царь выпил из него воды, и окрестил это место Богатым колодезем. Здесь же Петр высмотрел место для таможни, границы которой простирались от Богатяновского спуска до самого Темерника. На этой территории стали строить склады, амбары, сооружать пристани, здесь стал селиться служивый и торговый люд. И крепость-то начали строить позже, чтобы прикрыть таможню и поселение вокруг нее. Вот почему Борис Владимирович сторонник того, чтобы датой основания Ростова считать 1695 год.
Темерник тогда был пограничной рекой - на запад от нее простирались земли Османской империи. А само название Темерник идет от имени Тамерлана (или Тимур-Ленга), "железного хромца", чья ставка находилась здесь перед разрушительным походом монгольской армии на Кавказ. Равно как и название Батайска происходит от имени хана Батыя: и этот завоеватель в свое время облюбовал для своей ставки низовья Дона. Кстати, о "золотом галеоне" Петра I, который якобы покоится на дне Темерника: Б.В. Чеботарев считает эту легенду вымыслом чистой воды, под которым нет исторических обоснований.
Отдельно - о происхождении названия нашего города. Святой Димитрий Ростовский умер в 1711 году, и про крепость на Дону, разумеется, ничего не слышал. Но в 1761 году по Петербургу пронесся слух о чудесах, которые происходят на могиле святого Димитрия: больные исцеляются, слепые прозревают. Императрица Елизавета Петровна совершила поездку в Ростов Великий - поклониться святым мощам, а когда вернулась в Петербург, ей на утверждение был представлен план новой крепости, имя которой могла дать только императрица. И крепость получила имя святого Димитрия - в память об этой поездке.

ЧЕБОТЫ - САПОГИ БЕЗ ХАЛЯВЫ
Один из "коньков" Бориса Владимировича - хорошее знание этимологии - науке о происхождении слов.
Борис Владимирович рассказал и о происхождении своей фамилии. Чеботами раньше назывались сапоги без верха, иными словами туфли. Те, кто делал туфли, носили фамилию Чеботаревы, а кто мастерил чеботы с голенищем звались Сапожниковыми.
К фамилии Чеботарев близок и любимый народом термин "халява". Халявой назывался сапожный верх, иными словами - голенище. И вот, когда гость садился за стол в сапогах с широкими голенищами, он кушал, выпивал, а кое-что из угощенья припрятывал за "халяву". Отсюда и пошло - угоститься на халяву.

ПОД ЗЕМЛЕЙ ХОДИЛИ В "МАРС"
То, что здание следственного изолятора на Кировском порой называют самым старым каменным строением в Ростове - ошибка. Самый старый каменный дом - это дом купца Максимова (в свое время там располагалась городская управа), который находится на углу Станиславского и Семашко. Неверно и то, что эта тюрьма - единственная за всю историю Ростова. На перекрестке Богатяновского и Большой Садовой, где стоит памятник Кирову, когда-то стоял деревянный острог. Он известен тем, что в нем содержалась жена Емельяна Пугачева, позже сосланная в Сибирь. Немного дальше стояла деревянная церковь _ сюда приходила каяться жена А.В. Суворова, на 18 лет младше Александра Васильевича...
Подземный ход - это реальность. Он шел под улицей Энгельса, под крепостной стеной в Первомайский сад, и выходил в том месте, где стоит ротонда. За стеной, в здании областной филармонии находилось увеселительное заведение "Марс" - плохо законспирированный публичный дом. Случалось, что под покровом темноты подвыпившие отцы города лезли в подземный ход, чтобы незамеченными пройти к "Марсу": отправляться туда открыто было бы совсем против приличий. При желании остатки подземного хода можно найти и сегодня.

ПРОЙДУСЬ ПО САДОВОЙ...
На месте центральной улицы действительно когда-то был сад. Огромный участок земли, от Темерника до проспекта Семашко, получил еще в 18-м веке казачий генерал. В районе переулка Доломановского он построил себе дом, а на прочей земле распорядился высадить большой сад. Потом город вышел за пределы крепости, и улица, шедшая через генеральский сад, стала Садовой. Она была не главной. Центральной магистралью сперва была нынешняя улица Станиславского, потом Московская, и уж затем - Большая Садовая.
Улица Красноармейская поначалу была Степной, и находилась на окраине. Русско-турецкая война дала ей имя генерала Скобелева. "Генеральскими" тогда стали еще улица Черняевская (ныне Восточная), и Баташовская. Занявшие Ростов большевики окрестили улицу Красноармейской. В 1942 году, при немцах, она стала Турмштрассе (Башенная улица). Когда немцев выгнали, она снова стала Красноармейской. Нашу историю можно изучать по топонимике.

ПРЕЛЕСТИ ТИХОЙ СТАРИНЫ
Старый Ростов... Кто сейчас помнит, что в свое время по набережной пролегала железная дорога и ходили настоящие паровозы? А по улице Энгельса грохотала конка, а потом и трамвай? А кондукторы еще долгое время после слияния Ростова и Нахичевани все равно требовали с пассажиров покупать билет, когда трамвай проезжал "межу" (где теперь Театральная площадь)?..
Борис Владимирович, как коренной ростовчанин знает, что своей шпаной славились Богатяновка и Нахаловка. Особенно много ее было на Нахаловском рынке, который располагался рядом со старым городским кладбищем, снесенным в 60-х годах.
Нахаловка вообще славилась своим народом. Чтобы построить дом в Ростове требовалось заплатить налог за землю и получить разрешение властей. Так вот в районе Нахаловки дома вырастали буквально за пару ночей, а построенный дом власти уже не трогали. Так вот и появился в Ростове целый район, названный Нахаловкой...

ИСТОРИЯ НЕ ТЕРПИТ СУЕТЫ
- У меня на столе лежит книжка издания 60-х годов, под названием "История Дона", - говорит Борис Владимирович. - Раньше это был обязательный учебник для средней школы. Угадайте, каким он издан тиражом? 100 тысяч! Его переиздали в 70-х годах, тиражом 75 тысяч экземпляров. А пройдите-ка сейчас по книжным магазинам. Найдете ли вы в продаже хоть одну книгу краеведческого содержания?
Профессию современного историка Б.В. Чеботарев сравнивает с одной не очень почтенной профессией. Прежде всего потому, что историки, идя на поводу у политиков, стали перекраивать все на иной лад. Взять например личность Емельяна Пугачева. В советской историографии он - руководитель крестьянского освободительного восстания. Теперь в школах его личность подается как разбойничья. Тем не менее, Пугачев боролся за отмену крепостного права, страшного проклятья России. И за ним шли люди. Но история вещь субъективная. Пройдет время, и личность Пугачева станут рассматривать по-новому?

ОСЕНЬ ПАТРИАРХА
Человек, воспитавший очень многих ученых, деятелей культуры, сейчас живет в частном домике с удобствами, и даже без телефона. На вопрос: а почему телефон не провели, ведь живет он в самом центре города - Борис Владимирович только руками развел: "Что я могу сказать?"
Борис Владимирович Чеботарев на сегодняшний день является одним из авторитетнейших знатоков всех нюансов, связанных с историей нашего города. Его мнение является очень весомым во всех дискуссиях. Недаром во время нашего разговора Борис Владимирович несколько раз повторил: спрашивайте меня, пока я могу ответить...

P.S. С нашей подачи телефон тогда Борису Владимировичу провели. К сожалению, пользоваться им историку оставалось совсем недолго.
На снимке: Б.В. Чеботарев у калитки своего дома на Красноармейской (фото Александра Кожина).

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars