?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Рядом с Танаисом, в недвиговской Каменной балке давным-давно была верхнепалеолитическая стоянка. Она открыта в 1958 и исследовалась Донской археологической экспедицией МГУ с 1958 по 1971 под руководством М.Д.Гвоздовер, а с 1978 до сих пор - под руководством Н.Б. Леоновой.
Эта экспедиция занимает важное место в жизни ее участников. Настолько важное, что когда несколько лет назад Марианна Давыдовна Гвоздовер умерла, то, согласно завещанию, археологи развеяли ее прах над Каменной Балкой.
Как известно, многие археологические экспедиции по всему СССР были точками «другой культуры». Не составляла исключения и эта. Каждое лето тут бывали заметные люди из московской и питерской богемы, диссиденты, будущие депутаты и анархисты...
О летней жизни в Каменной Балке рассказывает постоянный участник этих экспедиций - политический историк, президент московского информационно-иcследовательского центра “Панорама” Владимир Прибыловский. В 80-х Владимир был членом подпольной группы "Молодые социалисты", в начале 90-х - председателем трикстерной "Субтропической партии России", требовавшей установления температуры 18 градусов тепла на территории всей страны круглогодично.
На самом деле рассказ этот - коллаж по материалам интервью Прибыловского (2005) для проекта Вячеслава Игрунова «Диссидентство: истоки и смысл» и моей недавней небольшой переписки с Владимиром.
К сожалению, политизированные и весело дурака-валявшие питерско-московские ребята, копавшие каждый год древности в Недвиговке, на контакты с «местными» практически не шли и ни на кого, кроме нескольких человек, в нашем городе особо не повлияли.
Или все-таки кто-нибудь из «наших» был впечатлен этим осколком андеграундной столичной жизни?

Владимир Прибыловский: Мы жили в Каменной балке «коммуной антикоммунистов»



Подпольщики - "Молодые социалисты". Каменная балка, 1981. Слева - Владимир Прибыловский, в центре - Надин Кеворкова

В Донской археологической экспедиции – хутор Недвиговка Ростовской области – наш любимый начальник Натали Леонова в первый же день на раскопе приложила при мне, еще не знакомом ей человеке, советский режим на полную катушку – как не имеющий ничего общего с принципами социализма и демократии. Хотя наука археология, общение с друзьями под хорошее вино и пение хором под гитару ее занимали много больше, чем политика. Но все-таки диссиденчество ей было не чуждо. В Донской экспедиции мы жили такой коммуной – я бы сказал, “коммуной антикоммунистов”.



В эту экспедицию я начал ездить с лета 79-го года. В первый раз я разминулся с Леонидом Романковым: приехал в начале августа - чуть ли не на следующий день после того, как он отвалил. И всё же с Романковым мы познакомились осенью 79-го года, когда он приехал в Москву на экспедиционную пьянку.
Леонид Петрович Романков (которого мы в экспедиции всегда называли, да и сейчас назваем: Лёха) тогда был заметным деятелем так называемой “второй культуры” в Питере. Приятельствовал с поэтом Кривулиным (он вообще был из круга Кривулина и Бориса Иванова), был знаком с эмигрантами, которые уехали из Питера - Хвостом (Хвостенко), Анри Волохонским; в Москве он дружил с Лидией Корнеевной Чуковской (и меня с нею познакомил); по-моему, даже с Бродским в начале 60-х был шапочно знаком. В 1982 Романков был фигурантом дела питерского самиздатского журнала "Мария" (обыск, изгнание с работы); впоследствии - одним из лидеров демократов в Ленсовете и ЗакСе двух созывов.
Особенно много мы общались с ним летом 1980-го года. Романков довольно сильно повлиял на мои взгляды. он уже тогда был – в отличие от меня - скорее либералом, чем социал-демократом.
В середине 80-х, когда мы уже осмелели (а к тому времени у нас в экспедиции сложилась более-менее постоянная компания, экспедиционное ядро), Лёха иногда привозил в экспедицию какие-то свои (и не свои) антисоветские тексты. Кроме того, у нас была популярна вечерняя игра – в шарады – и Лёхины сценические загадки всегда были и смешные, и антисоветские – обычно с Владимиром Лукичем, Надеждой Константиновной и товарищем Инессой в качестве персонажей. Моя однокурсница, археологиня Надя Кеворкова (ныне журналистка газеты «Газета» и супруга тележурналиста Максима Шевченко) особенно успешно играла товарища Крупскую.
А еще Леха привозил интересных людей, участников питерского движения “второй культуры”. Например, через него участником нашей экспедиции стала питерская поэтесса Ирина Знаменская (а потом и ее красавица-дочка Даша).
Я привозил тамиздат и самиздат – чаще всего переплетенные ксерокопии крамольных книжек.
Благодаря мне вся экспедиция читала “Контики” (так мы “Континент” называли), “Остров Крым” Василия Аксёнова, “Крутой маршрут” Евгении Гинзбург, Надежду Мандельштам, Лидию Чуковскую, Андрея Битова, но чаще - что-нибудь занимательное типа Войновича (“Солдат Иван Чонкин”), Юза Алешковского или Тополя/Незнанского (“Журналист для Брежнева”).



Раскоп. Вторая половина нулевых

Наша экспедиция была просто гнездом антисоветизма. Сплошь и рядом после какой-нибудь попойки утром приходилось между собой выяснять-ругаться: “Кто опять забыл “Контик” на столе?!” Романков на эту тему как-то смешное короткое стихотворение написал - в стиле японских “хокку”. (Он вообще удачные “хокку” пишет.) Впрочем, когда были все свои (в августе или сентябре), то считалось, что это ничего - забыть антисоветскую книжку на нашем длинном общем столе в огороде “асьенды”. (Мы свою базу называем “асьенда “Свободный Париж”.) Другое дело - в начале июля, когда в экспедиции появлялись первокурсники, которых никто не знает... Тогда не возбранялось устно трепаться в их присутствии в антисоветском духе, но только чтобы при этом они все-таки не видели, что тут запросто гуляет тамиздат. Впрочем, Бог миловал, и никто на нас не настучал.
Но был и другой случай. Ездил в нашу экспедицию один студент-химик Костя, года два ездил. Я с ним подружился, мы общались и вне экспедиции – в Сандуны, например, вместе ходили. Я дал ему почитать “Доктора Живаго”, и он по прочтении так перепугался (а еще больше перепугались его родители), что не только завязал ходить со мной в баню, но и в экспедицию ездить перестал.



Владимир Прибыловский в роли полицейского в одном из ежегодных фильмов, которые снимаются в экспедиции. 1989 (1990?)

Культурная жизнь в экспедиции, естественно, была «другая». Главный праздник проходит 15 августа, в День археолога. К нему готовится обязательная «опера» (в 2009 году - по мотивам вольтеровского Кандида). На бане (где у нас веранда - наполовину под крышей, наполовину под открытым солнцем) стоят два пианино - белое и черное, оба найденные на помойках в Таганроге и отремонтированные. В День археолога одно из них настраивают по мере возможности и на нем Людочка Камелина (довольно известная музыкантка, лауреат международных конкурсов) бацает что-нибудь в качестве аккомпанимента к опере, стихи к коей сочиняет Леха Романков. Иногда вместо Романкова стихи к опере пишет писатель-фантаст Дмитрий Браславский, в миру - мирный историк, он начал ездить в нашу экспедицию еще первокурсником, года с 199О-го. Еще Романков каждый год снимает короткометражный фильм снимает, обычно по известным мотивам (В 2009 - «Остров сокровищ» и т.п.).



На бане, после съемок фильма о нашествии инопланетян. Справа - знаменитое пианино с погонялом "белый рояль". 1989 (1990?)

Можно назвать, кто прошёл через нашу экспедицию. Кроме Романкова, это были участники подпольной группы "молодые социалисты" (Паша Кудюкин, Надя Кеворкова, я). Паша Кудюкин позже был одним из основателей клуба “Перестройка”, Социал-демократической партии и замминистра труда в гайдаровском правительстве. Поэтесса Ира Знаменская. Сергей Серов - этнограф, блестящий ученый, один из авторов “Мифологической энциклопедии”, друг семейства Аверинцевых. (Серов умер очень рано и неожиданно, лет в сорок…). Один бывший питерский фигурант дела ВСХСОН. Была в нашей тусовке и парочка будущих анархистов, в т.ч. Макс Кучинский, который пришёл к нам ортодоксальным мальчиком, а ушёл антисоветчиком и в конце концов стал анархом "Хранителем „Радуги“". Один сезон был поэт Андрей Полонский, но он, правда, не прижился. Лет с 13-ти стала ездить в нашу экспедицию Ксюша Кистяковская, дочка Андрея Кистяковского – диссидента, писателя, переводчика Толкина и Артура Кёстлера. Много позже я познакомился в Париже с художником Ясеком Горбаневским, сыном легендарной диссидентки Натальи Горбаневской. Он оказался сыном Андрея Кистяковского, то есть братом Ксюшки по отцу. А позже Ксюша вышла замуж за моего однокурсника Витьку Мизиано (известного исскуствоведа), в экспедицию она давно уже не ездит, но зато ездит ее сын Васька (от первого брака), работал у нас и студент Андрей Мизиано – сын, наоборот, Витьки от первого брака.
... В августе 1991 года, когда мы с Толиком Паппом, оставив мою беременную жену Милану на попечение начальницы экспедиции, примчались с Дона в Москву, то на баррикадах вокруг Белого дома я встретил практически всех, с кем предыдущие 11 лет пересекался в экспедиции, включая всех мужей нашей начальницы и, кажется, анархиста Кучинского тоже.
А в постсоветское время в нашу экспедицию в качестве практикантов-первокурсников стали попадать совсем неожиданные люди. Например, однажды – в полном составе редколлегия анонимного самиздатского листка “Нацистские будни” во главе с Дмитрием Жуковым (между прочим – родственником нынешнего вице-премьера-единоросса). Или однажды – один из двух сыновей зам. главного редактора газеты “Завтра” Владимира Бондаренко. (Кажется, это был старший сын, а не Олег, который в первую половину нулевых возглавлял молодежную «Родину»). Но первокурсники – за исключением особо понравившихся – попадали к нам обычно на две недели и особого следа не оставляли. (Только о нациках до сих пор за бутылкой смешные байки рассказываются.) А вот Даша Митина, будущая восстановительница комсомола и депутат ГосДумы, работала у нас две с половиной недели (в июле 1991 года) и произвела на тех, кто с ней пересекся, очень даже благоприятное впечатление. Но нацики и коммуняки (в 2005 даже троцкист попался) – это уже новейшее время.



Участники экспедиции в Каменной балке. В центре - Марианна Давыдовна Гвоздовер, справа от нее Наталья Леонова. (Владимир Прибыловский - седьмой слева в верхнем ряду). 1993 (1995? 1996?. Фото Д.Бовыкина.

С ростовчанами мы особо не контактировали. Но с Чесноком приятельствовали (да и сейчас, когда он уже не директор „Танаиса“, тоже), с его замом Гугуевым были шапочно знакомы.
Друг нашей экспедиции (лет с 19-ти) - недвиговская барышня Оля Плохенко (Демина), она теперь заведует лабораторией биоразнообразия в НИИ биологии РГУ, а ее племянник Борька работает летом у нас. Оля проходит у нас под кодовым именем "Спина", потому что на конкурсе, устроенном Лехой на День Археолога году в 80-82, ее спина была признана "лучшей спиной экспедиции" (были и "лучший живот" и что-то еще лучшее, но эти титулы достались другим девушкам).
С 1980-го или 81-го в нашей экспедиции 3-4 сезона работал ростовчанин Игорь Волков. Первый раз Игорь появился у нас еще старшеклассником, а потом поступил на истфак МГУ, окончил кафедру археологии, давно уже стал москвичом, но летом копает средневековые памятники в Азове и окрестностях.
Есть у нас знакомые и в столице местной Армении Чалтыре, а чалтырский армянин Хугас (Стас) Багаджиян - просто наш очень близкий друг. Когда мы с ним познакомились в 79 году он был молодым агрономом в местном совхозе, а потом стал одним из самых первых в области фермеров. Фермер из него получился просто образцовый и если б все деятели нашего малого агробизнеса были такие как Стас…
В древние времена мы были знакомы с ростовским студентом-археологом по кличке Нерон - нумизматом и изготовителем новоделов старинных монет. Кто-то мне говорил, что он погиб в автокастрофе, и довольно давно уже. Впрочем, знакомство с Нероном было шапочное.
В танаисских поэтических пьянках мы не участвовали; с поэтами водку пьянствовал работавший в Танаисе наш друг - московский востоковед и археолог Дега Витальевич Деопик, бывало приходивший к нам потом опохмеляться и рассказывавший, как очередной великий поэт кинул в неотдавшуюся ему девушку пишущей машинкой Чеснока:)). В Танаисе предпочитали водку, а у нас - красное сухое...
С началом Перестройки я стал, однако, заводить политические связи с местным населением. Например, в августе 87 специально заехал в Таганрог. Дело в том, что тогда в Москве Григорий Пельман, лидер Клуба социальных инициатив (КСИ; другим лидером клуба был Глеб Павловский), к которому (клубу) я имел непосредственное отношение, организовал первую в СССР конференцию неформалов («Встреча-диалог "Общественные инициативы в перестройке"). Параллельно с ней в Таганроге должна была состояться другая подобная конференция, которую готовили отколовшиеся от пельмановского оргкомитета люди, в основном из числа провинциалов (из т.н. ЗСПК - Заочного социально-политического клуба, клуба по переписке, возникшего после опубликования письма Саши Сухарева в “Комсомолке”; потом он назывался ВСПК – “Всесоюзный”.) Я в то время как раз находился в Донской экспедиции и получил от Гриши Пельмана карт-бланш на участие в таганрогской конференции в качестве наблюдателя от КСИ. Но эта конференция, я не помню, то ли вообще сорвалась, то ли была перенесена на другое время. Одного из лидеров ВСПК, Пашу Смертина, я, однако, посетил в Таганроге. Правда, не помню – в том же году это было или уже на следующее лето.
Были контакты и с другими донскими политическими активистами. В начале 90-х я познакомился с лидером таганрогской ячейки РХДД Леонидом Ананьевским (он, кстати, пописывает стихи и рассказы).
В 1988 (или уже в 89? или в 90?) я, проездом в экспедицию, обзвонил пару ростовских неформалов, и правозащитник Станислав Великоредчанин пригласил меня посетить суд над ним, происходивший в тот день. Я охотно посетил и демонстративно вертел диктофоном (на самом деле неработавшим), нервируя судью. Чем кончился суд - не помню. Скорее всего, перенесли - может быть, чтоб избавиться от меня с диктофоном.
В 89 или 90-м я заезжал в Волгодонск к тамошнему лидеру перестроечного и антиатомного клуба Алексею Бадину, ночевал у него, был на заседании их клуба. Бадин потом регулярно снабжал ИГПИ и "Панораму" информацией, был активистом СДПР, а потом исчез куда-то - кажется, на Украину переехал...

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars